dark

Уилбур Смит "Стервятники" / "Хищные птицы"

Про «улучшенный» перевод «Хищных птиц» Уилбура Смита.
Сравниваю старый и новый переводы, отмотав страниц 30 от начала – когда внимание переводчика и редактора ослабевает (в обоих случаях).
(Честное слово – ткнул наобум.)



Оригинал

Старый перевод (Грузберг)

Новый перевод (Голубева)

Katinka van de Velde sat up and frowned at Zelda, her old nurse. "Why have you woken me so early?" she demanded petulantly, and tossed the tumble of golden curls back from her face. Even so freshly aroused from sleep, it was rosy and angelic. Her eyes were of a startling violet colour, like the lustrous wings of a tropical butterfly.

Катинка Ван де Вельде села и сердито зыркнула на Зельду, свою старую служанку.
— Зачем ты разбудила меня так рано? — капризно спросила она и отбросила назад золотистые пряди волос. Ее лицо, даже спросонок, было розовым и ангельски прекрасным. Глаза поразительного фиалкового цвета, как роскошные крылья тропической бабочки.

Катинка ван де Вельде села и нахмурилась на[1] Зельду, свою старую няню.
– Зачем ты меня так рано разбудила? – раздраженно спросила она, отбрасывая за спину[2] путаницу[3] золотистых локонов.
Даже едва проснувшись, она [4] выглядела цветущим ангелом. Глаза у Катинки были ошеломительного фиолетового[5] цвета, как роскошные крылья какой нибудь тропической бабочки.

"There is another ship near us. Another Company ship. The first we have seen in all these terrible stormy weeks. I had begun to think there was not another Christian soul left in all the world," Zelda whined. "You are always complaining of boredom. It might divert you for a while."

— Рядом с нами другой корабль. Еще один принадлежащий Компании. Первый после этой ужасной недели штормов[6]. Я уж думала, что во всем мире не осталось ни одной христианской души, — оправдывалась Зельда. — Вы всегда жаловались на скуку. Это может вас немного развлечь.

– Рядом с нами другой корабль. Другой корабль компании. Первый, который мы увидели после всех тех ужасных недель штормов. А я уж начала думать[7], что во всем мире не осталось ни единой христианской души, – пожаловалась Зельда. – Ты постоянно жалуешься на скуку. Может, это тебя немного развлечет.

Zelda was pale and wan. Her cheeks, once fat, smooth and greased with good living, were sunken. Her great belly was gone, and hung in folds of loose skin almost to her knees. Katinka could see it through the thin stuff of her nightgown.

Зельда была бледная и вялая. Щеки, некогда полные от хорошей жизни, гладкие и словно смазанные жиром[8], ввалились. Большой живот исчез и свисает пустыми складками почти до колен. Катинка видела это сквозь тонкую ткань ночной рубашки.

Зельда выглядела бледной и изнуренной. Ее щеки, прежде пухлые и гладкие от хорошей жизни, стали впалыми. Толстенький животик исчез, кожа повисла складками чуть ли не до[9] коленей. Катинка прекрасно[10] видела это сквозь тонкую ткань ночной сорочки.

She has puked away all her fat and half her flesh, Katinka thought, with a twinge of disgust. Zelda had been prostrated by the cyclones that had assailed the Standvastigheid and battered her mercilessly ever since they had left the Trincomalee coast.

«Она выблевала весь жир и половину плоти», — подумала Катинка с отвращением. Зельда пролежала все время после ухода корабля от побережья Тринкомали, пока циклоны обрушивались[12] на «Стандвастигейд» и безжалостно трепали его.

«Она потеряла[11] весь жир и половину плоти», – с мгновенной вспышкой отвращения подумала Катинка. Зельда лежмя пролежала все время штормов[12], преследовавших[13] «Стандвастигхейд» и безжалостно трепавших его с тех самых пор, как они покинули главный порт Шри Ланки[14], Тринкомали.

1 не лучший оборот;
2 самодеятельность переводчика;
3 самодеятельность переводчика;
4 в предыдущем предложении переводчик потерял слово «лицо» и теперь вынужден выкручиваться;
5 применительно к глазам violet – это васильковые или фиалковые;
6 замена множественного числа на единственное (у Грузберга);
7 калька с английского;
8 потеряно у Голубевой;
9 метафора у Голубевой сделана аккуратнее;
10 усиление здесь лишнее, потому что предыдущее было метафорой;
11 роман не для детей, незачем было смягчать;
12 тут, мне кажется, оба неправы: у автора выше «stormy weeks», а не «weeks of storms», т.е. циклоны их слегка трепали, вызывая постоянную качку;
13 все же если «штормов», то не «преследовавших»...
14 переводчик решил продемонстрировать эрудированность; к тому же, это увеличивает объем!

Резюме: Не понимаю, зачем нужно было делать новый перевод. (Помимо рекламных соображений.)
[Надеюсь, «Азбуке» в продажах это не помешает…]
bogdamir_r2

Их нравы

Один из основателей Library Genesys (действующие адреса: http://libgen.is/ , http://gen.lib.rus.ec/ ) поднял на пиратских ресурсах плач:
созданная им метасущность теперь оказалась неподконтрольна ему, администраторы этого "общественного проекта" [он почему-то забыл про более точный термин: общака] перестали слушать его стратегические указания и действуют теперь так, как удобнее им.

Его послали, потому что у них своё видение этого проекта.
Ну да, в точном соответствии с его собственной идеологией. Ибо у администраторов (в отношении цифровых активов это аналог слова "владелец") пиратских сервисов своё видение, как должны использоваться авторские тексты (музыка, иллюстрации и т.п.), мнение авторов их совершенно не интересует, они плюют на него со своей высокой башни.

Он плачется, что это произошло из-за того, что вовлеченные в этот проект люди оказались недостаточно ответственными и недостаточно культурными. В проект, не признающий за собой никакой ответственности и низводящий культуру до уровня планктона.

Это по сути анекдотично: у создателя проекта, в основе которого лежит отнятие у авторов права регулировать использование продукта их личного труда - отобрали право рулить этим проектом.
Экспроприатор жалуется, что его экспроприировали.

(Поскольку он открыто пишет о сверхвысоких доходах с рекламы админов сайтов Library Genesys [но вы уж тогда крестик "общественный проект" снимите...], подозреваю, что этот плач имеет вполне прагматическую цель: количество площадок LG медленно, но верно сокращается под давлением американских и европейских компаний, и он пытается найти/заманить нового админа, который, манимый этими мульёнами, под его чутким руководством запустит чорный пиратский хостинг с копией проекта и тем самым укрепит его, а он отчасти вернёт себе или укрепит своё управление.)

dark

Пол Андерсон. 1947-1951

Готовится к выходу:
Пол Андерсон. 1947-1951
(Полное собрание сочинений, том 1)

Том 1 обложка 1800

Первый том намечаемого Собрания сочинений Пола Андерсона содержит несерийные рассказы и повести, а также статьи, опубликованные в 1947-1951 годах (т.е. самый ранний период), плюс примерно 60 журнальных иллюстраций к ним.
Формат издания: 60х90 1/16 (т.е. «увеличенный», примерно А5).
Дизайн обложки – К.А.Терина.
Толщина тома – примерно 750 стр., т.е. еще есть место под большую вступительную статью, если кто готов её сделать – прошу связаться со мной.

Выход планируется в марте-апреле 2020 года.

Состав тома (порядок произведений — предварительный):Collapse )

dark

Таль Кляйн. Панчево эскроу

В русском издании роман назвали "Двойной эффект".

Джон Панч - ирландский философ, придавший современную формулировку принципу Оккама: известное "сущности не следует умножать без необходимости" - это формулировка Панча.
Эскроу - это вполне определенная разновидность сделки: когда сделка проводится через третье лицо, являющееся гарантом ее проведения.
Название "Панчево эскроу" вполне достаточно "модернистское" для романа, посвященного этическим проблемам на переднем крае науки, но и Панч не известен русскому читателю, и слово "эскроу" еще не внедрилось в русский язык, поэтому русский издатель пошел по стопам немецкого (где, видимо, в термин "эскроу" тоже пока не вошел в широкий оборот).

В романе декларируется, что корпорация, внедрившая телепортацию как массовый транспорт, осуществляет ее по методу эскроу. На самом деле это не так.
Технический алгоритм при телепортации в романе такой: телепортируемый объект помещается в камеру отправления ("фойе") воссоздаётся в приемной камере ("вестибюле"), и лишь после того как в "фойе" будет получена информация, что в "вестибюле" все Ok, объект создан, исходный объект исчезнет.
Формально это вовсе не эскроу, а просто контроль по обратной связи.

При этом публике декларировалось другое: при телепортации объект попадает в некое "эскроу", в котором сохраняется, пока не окажется полностью в точке, куда перемещается; "эскроу" гарантирует, что объект либо переместится, либо останется в исходной точке. (И это формально действительно эскроу.)

По задумке роман посвящен моральным и этическим проблемам, возникающим при широком внедрении телепортации для перемещения людей (а не только предметов). Сюжетно же это боевик. Завязка романа идеально сочетает это: религиозные фанатики взрывают один из телепортационных центров ради того, чтобы обратить внимание общества на свою версию происходящего: с их точки зрения, каждый раз создаётся новое разумное существо и убивается разумное существо, что не по-христиански. Главный герой романа как раз перемещался именно в тот центр, который взорвали. Его копия была успешно создана на новом месте, но не вышла из "вестибюля", поэтому не был уничтожен оригинал в "фойе". Но из-за сбоя система считала, что он перемещен перед взрывом, и потому его копию создали в другом телепортационном центре. Но спустя некоторое время. За это время оригинал покинул "фойе", и их получилось двое.

По сути автор увяз в боевиковой составляющей романа, а с этической не справился. (И проблему поставил так, вяленько, и кончить хорошо не смог.) Но в целом книга получилась любопытная, сюжет сбит вполне добротно - хотя и несколько шаблонно.

dark

Грег Бир. Королева ангелов

Очень сложная книга с замахом на боллитру. И притом в редком жанре утопии. "Преступление и наказание" в версии Грега Бира. Но все же до высочайшего уровня Бир не дотянул и по прочтении остаётся скорее впечатление "Что это было?"

Представьте Collapse )

dark

Стивен Дональдсон. "Седьмая Казнь" ("Опустошение седьмое")

Стивен Дональдсон написал три сериала в трех разных жанрах по сути для того, чтобы тремя разными языками донести до читателя одну и ту же мысль, которая в грубом приближении [очень грубом; мысль автора заметно сложнее - в каждой версии ему понадобился не один том текста, чтобы её изложить...] выражается примерно так: для того чтобы получить власть над миром - необходимо отказаться от всего личного. ["И для чего она вам нужна на таких условиях?", - хотелось бы мне спросить.]

В итоге у него получилось что-то типа философской эпической фэнтези ("Хроники Завещанного Фомы Неверящего"), философского космического эпоса ("Разрыв пространства") и философской приключенческой ["меча и магии"] фэнтези ("Нужды Морданта").

Он рассказал это как бы на трех языках и теперь рассказывает на четвертом (новый сериал "Война великого бога", в жанре философской игровой фэнтези).

Начинается роман на локации, предназначенной исключительно для ведения сражений, и главный персонаж - практически подросток и при том прокаченный воин, которому придали новый скилл, отсутствующий вообще в армии противника, что вроде бы должно решить исход сражения, - изученный из каких-то древних свитков (это как бы говорит о ценности знаний вообще).

Затем он отправляется выполнять квест по поиску вполне определенной Книги, при прочтении которой можно изучить особое заклинание, с помощью которого можно хорошенько наказать врага.

Ему даже не приходит в голову, что там, куда он пытается попасть (конечно же - в самое главное Хранилище), могут быть другие Книги с куда более мощными штуками, - что должно подсказать опытному читателю, что дебилизм героя не случаен и нужен автору для решения поставленных им перед собой задач.

Но на этом фоне мудрость и афористичность автора выглядят неадекватными. Впрочем, "человек лишь тогда полноценен (целостен), когда в каждом закоулке своей души может испытать радость" - это же хорошо работает и в случае примитивизации сознания, разве не так?

На вопрос, зачем ему нужно это заклинание, главный герой откровенно отвечает: убить всех людейврагов. Видимо, дальше нас ожидает его перевоспитание. (Во всяком случае, завершается том философскими дискуссиями о добре и зле вполне на уровне прежних романов Дональдсона.)

Это первая книга трилогии, перевод второго тома обещают издать в следующем году, третий пока не вышел и на английском.

Мне кажется, книга получилась простоватой для искушенного читателя и сложноватой для подростков.